Пять типов жертв по мендельсону


Классификация ситуаций в зависимости от роли жертвы.


Отношение «преступник-жертва». Субъективный связь «преступник-жертва» имеющийся при условии, что они знают друг друга.

Связь «преступник-жертва» в виктимологии рассматривается не только как отношение, но и как продолжалась событие, которое существует в определенном пространстве и времени, содержание которой определяет поведение потерпевших, их взаимодействие с преступниками до, во время, а иногда и после совершения преступления. Связь «преступник-жертва» может рассматриваться и как определенное состояние, когда в одном лице «уживаются» преступник и жертва одновременно или поочередно.

Важное значение имеет также ситуация совершения преступления. Преступник, как и потерпевший, действует не только в соответствии с реальной ситуации, но и так, как она воспринимается и интерпретируется ним. В процессе взаимодействия преступника и потерпевшего возникает віктимо-криминогенная ситуация, в которой и совершается преступление.
Типология жертв. Б. Мендельсон в качестве первого шага в осмыслении результа­тов своего исследования отношений между обидчиком и жертвой предложил первую типологию жертв: · Полностью невиновная жертва.

Такой жертвой может быть признан ребенок или полностью невменяемый человек; · Жертва с незначительной виной. Этой жертвой могла бы быть женщина, которая провоцирует ошибочное нападение на себя, в результате которого она умирает; · Жертва, которая является столь же виновной, как и обидчик.

Сюда могут относиться те, кто своим поведением целенаправленно провоцирует обидчика к совершению преступления; · Жертва, более виновная, чем обидчик. Сюда относят тех, кто подталкивает другого к совершению преступления; · Наиболее виновная жертва.

Это происходит, когда преступ­ник (он же — жертва) был убит лицом, который совершал дейст­вия, относящиеся к самозащите; · Воображаемая жертва. Это — люди, страдающие от умствен­ных расстройств типа паранойи, ошибочно приписывающих себе качества жертвы; Общий класс жертв: 1.

Молодежь, дети. Они слабы физически и с наибольшей сте­пенью вероятности могут стать жертвой нападения.

Шкала реализованной виктимности (седьмая шкала) 2 глава

(Франк, 1973; 1977). В 1975 г. Б. Мендельсон опубликовал монографию «Общая виктимология», в которой развил свою концепцию виктимологии, связав ее с созданием «клинической» или «практической» виктимологии, в орбиту которой должны быть включены не только жертвы преступлений, но и жертвы природных катаклизмов, геноцида, этнических конфликтов и войн (Квашис, 1999).

Некоторые идеи и положения Г.

Гентига получили свое дальнейшее развитие на психологическом уровне в работах швейцарского ученого Г. Элленбергера. Он более детально анализирует понятие «преступник-жертва», разные случаи, когда субъект может стать в зависимости от ситуации преступником или жертвой, последовательно — преступником, потом жертвой (и наоборот), одновременно — преступником и жертвой.

Значительное место он отводит так называемой прирожденной жертве и патологическим состояниям, порождающим виктимологические ситуации. Работы Г. Гентига стимулировали научный поиск других ученых.

В 1958 г. М. Е. Вольфганг издал работу «Типы убийств», в которой, обобщив результаты многочисленных исследований, типизировал ситуации, складывающиеся при взаимодействии убийц с их жертвами.

Пристальное внимание ученых вызвали и виктимологические аспекты таких преступ- лений, как мошенничество, разбойные нападения, истязания, хулиганство, изнасилования и некоторые другие.

В 1956 г. Г. Шульц ввел понятие преступления на почве личных отношений между преступником и жертвой.

Между жертвой и преступником могут существовать различные связи — по степени их близости и интенсивности. Преступник и его жертва могут быть знакомы лишь заочно, они могут знать друг друга в лицо.

Знакомство может быть «шапочным», основанным на проживании по соседству, по работе. Связь может возникнуть только непосредственно перед совершением преступления.

Поверхностные социальные контакты могут перейти в более близкое знакомство, в дружбу. В данном подходе заложен принцип степени близости жертвы и преступника.

Швейцарский ученый Р. Гассер в книге «Виктимология.

1.1. Виктимология: предмет, история, перспективы

Виктимность, или виктимогенность — приобретенные человеком физические, психические и социальные черты и признаки, которые, могут сделать его предрасположенным к превращению в жертву (преступления, несчастного случая, детруктивного культа и т. д.). Виктимизация — процесс приобретения виктимности.Виктимология разрабатывает методы диагностики виктимности личности, виктимогенности группы и микросоциума; содержание, формы и методы профилактики и реабилитации жертв социализации, определяет степень их эффективности; предлагает рекомендации по стратегии и тактике общества, государства, социальных институтов по отношению к различным категориям жертв.

Виктимология на основе исследования типов виктимных личностей и физических, психических и социальных отклонений в развитии людей предлагает конкретные меры по коррекции этих отклонений и по предотвращению негативных влияний на развитие личности.Современная виктимология как специальная социологическая теория осуществляет комплексный анализ феномена жертвы, исходя из теоретических представлений и моделей, первоначально разработанных в сфере иных социальных дисциплин (криминологии, политологии, теории государственного управления, психологии, социальной работы, конфликтологии, социологии отклоняющегося поведения).

Виктимология — одна из наук о человеке, которая изучает поведение, отклоняющееся от нормы безопасности (Ривман, 1981).Современная виктимология реализуется в нескольких направлениях.Общая теория виктимологии описывает феномен жертвы социально опасного проявления, его зависимости от социума и взаимосвязи с иными социальными институтами и процессами.

Основная идея общей теории виктимологии состоит в построении системной модели взаимодействия «социальное явление — жертва», описывающей и изучающей пути нормализации негативных социальных, психологических и моральных воздействий на человека со стороны природной среды, искусственной жилой и рабочей среды, социальной среды, а также кризисной внутренней среды самого человека с целью

Классификация и типология жертв преступлений

В.И.

Даль слово «потерпевший» трактует следующим об­разом: пожираемое, уничтожаемое, гибнущее. Далее поясняет, что пострадавший от чего-либо есть жертва причин этих.

Один бывает невинною жертвою злонамеренности, другой же необузданности своей. Данное Далем определение жертвы как нельзя более точно совпадает с понятием потерпевшего от преступления в виктимологическом смысле. Б. Мендельсон в качестве первого шага в осмыслении результа­тов своего исследования отношений между обидчиком и жертвой предложил первую типологию жертв: · Полностью невиновная жертва.
Такой жертвой может быть признан ребенок или полностью невменяемый человек; · Жертва с незначительной виной.

Этой жертвой могла бы быть женщина, которая провоцирует ошибочное нападение на себя, в результате которого она умирает; · Жертва, которая является столь же виновной, как и обидчик. Сюда могут относиться те, кто своим поведением целенаправленно провоцирует обидчика к совершению преступления; · Жертва, более виновная, чем обидчик.

Сюда относят тех, кто подталкивает другого к совершению преступления; · Наиболее виновная жертва.

Это происходит, когда преступ­ник (он же — жертва) был убит лицом, который совершал дейст­вия, относящиеся к самозащите; · Воображаемая жертва. Это — люди, страдающие от умствен­ных расстройств типа паранойи, ошибочно приписывающих себе качества жертвы; Ганс фон Гентиг исследовал отношения между «деятельной сто­роной» (от англ, Do — делать), к которой он относил преступника, и «страдательной стороной» (от англ.

Suffer — страдать), к которой он относил жертву. Он предложил свою классификацию жертв, ко­торая базировалась на психологических, социальных и биологиче­ских основаниях.

Предпосылкой его классификации стала также идентификация жертвы относительно различных факторов риска. Он объединил все виды жертв в три основных класса: общий класс жертв, психологические типы жертв и активированное страдатель­ное лицо (The activaiting sufferer).

Общий класс жертв: 1. Молодежь, дети. Они слабы физически и с наибольшей сте­пенью вероятности могут стать жертвой нападения.

Классификация жертв преступления

Данное положение вполне естественно, поскольку оно объясняет естественную тенденцию исследователей к генерализации полученных знаний посредством накопления эмпирического материала.

Развитие и совершенствование теории механизма преступного поведения повлекло за собой создание классификаций, в которых личностные качества и характеристики потерпевших рассматривались во взаимосвязи с их влиянием на детерминацию конкретного преступления. Так, А. Д. Тартаковский классифицировал потерпевших от преступлений в сфере семейно-брачных отношений на жертв, не содействующих совершению преступления, содействующих и провоцирующих потерпевших. Сходная классификация потерпевших была разработана и Г.

И. Чечелем, подразделявшим жертв в зависимости от поведения, предшествовавшего совершению преступления, на: – невиновных активных; – невиновных пассивных; – жертв с неодобряемым (осуждаемым) поведением; – жертв с неосмотрительным поведением; – жертв с аморальным поведением; – жертв с провоцирующим поведением; – жертв с преступным поведением.

Соответственно, в зависимости от ведущих видов деятельности, приводящих жертву к фатальному результату, Д. В. Ривман делил потерпевших на следующие группы: 1. Агрессивных, намеренно создающих конфликтную ситуацию. 2. Активных, способствующих совершению преступления или причиняющих вред самим себе. 3. Инициативных, поведение которых носит положительный характер, но приводит к причинению вреда.

4. Пассивных, не оказывающих сопротивления преступнику по тем или иным причинам. 5. Некритичных, становящихся жертвами преступлений в результате своей неосмотрительности.

6. Нейтральных, которые никак не способствовали совершению против них преступления. Нетрудно заметить, что перечисленные классификации потерпевших в зависимости от степени и нравственной оценки виктимной активности определенным образом повторяют классификацию жертв по Б. мендельсону (полностью невиновные жертвы; жертвы с минимальной виной; жертвы, столь же виновные, сколь и преступник; жертвы, более виновные, чем преступник; исключительно виновные жертвы; симулянты, или жертвы) [319].

7. Классификация и типизация жертв преступлений.

латентная жертва — это лицо, которое реально, фактически пострадало от преступления, но по каким-либо причинам этот факт остался невыявленным, скрытым от официального учета преступлений в условиях, когда такой учет обязателен (в большинстве случаев) или желателен в интересах общества и государства.

Известна классификация потерпевших в зависимости от вида преступлений. В основу ее положены составы преступлений, объединенные общим объектом (например, преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности).

В целях предупреждения отдельных видов преступлений имеет значение классификация потерпевших в зависимости от ряда демографических признаков: профессии, специальности, должности, возраста, пола и др.

Практическое значение имеют классификации в зависимости от категории преступления, а также от тяжести преступных последствий. При классификации потерпевших необходимо руководствоваться их нравственно-психологическими качествами.

Агрессивность, половая распущенность, доверчивость, жадность, склонность к алкоголизму и другие отрицательные стороны личности в некоторой степени обусловливают линию поведения потерпевшего, которая иногда способствует созданию виктимогенной обстановки. Существующее опасение, что использование в виктимологии термина «потерпевший» может привести к смешению его с уголовно-процессуальным понятием «потерпевший», необоснованно.

Представляется, что отказ от него в виктимологии практически ставит знак равенства между жертвой любых проявлений жизнедеятельности человека и криминальной жертвой3См.: Фатеев А.Н. Основы виктимологии: учеб.-методич. комплекс. Ростов на/Д. 2007. С.

37. В виктимологическом плане потерпевший — это непосредственная жертва преступления, а значит, в криминальной виктимологии могут и должны использоваться оба термина, обозначающие феномен жертвы.

В отличие от уголовно-процессуального, понятие потерпевшего в виктимологии основывается на объективном критерии, отражающем реальное событие, — наличие вреда, ущерба, причиненного преступлением.

Если лицо, фактически пострадавшее от преступления, не признано потерпевшим, оно независимо от этого является таковым. Судебно-следственное решение, будучи формальным актом, не может «отменить» факт причинения вреда. Жертва преступления может быть активной и пассивной; осознающей сущность и последствия своего поведения или остающейся в неведении; близко связанной с причинителем вреда и вовсе с ним не знакомой; способной или не способной к сопротивлению и т.д.

По социальным последствиям наносимого человеку вреда все жертвы подразделяются на две группы:

  1. жертвы различных правонарушений (учение о жертве правонарушений изучает деликтная виктимология);
  2. жертвы несчастных случаев (травмальная виктимология). Определенный тип жертвы рассматривает М. Устинова, обозначая его как «изгнанник» (Victims of expulsion)4См.: Устинова М. 100 новых слов русского языка: глоссарий конфликтологических терминов. М., 2005. С. 58. Весьма интересны исследования характеристик жертв корпоративной коррупции, проведенные под руководством профессора П.А. Кабанова5См.: Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология // Сибирский криминологический журнал. 2006. № 1. В настоящее время существует несколько разработанных отечественными исследователями классификаций жертв преступлений. Однако до сих пор не разработано единой классификации. Каждый исследователь закладывает в основу классификации различные компоненты, что приводит к их существенным отличиям. 8. Методы криминологического изучения жертвы. 9. Виктимологическая профилактика Стр 5 из 5 Соседние файлы в предмете
    • 22.05.201747.1 Кб
    • 22.05.2017186.38 Кб
    • 22.05.201788.82 Кб
    • 22.05.201759.93 Кб
    • 22.05.20171.41 Mб
    • 22.05.20171.21 Mб
    • 22.05.201749.85 Кб
    • 22.05.201730.1 Кб

    Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Виктимология (2)

Гассера, Х. Нагеля, А. Фаттаха и др. С 1973 г. проводятся международные конференции по виктимологии.

В 80-е годы на Западе виктимология развивалась довольно бурно. Подъему теоретической виктимологии содействовала институционализация этой дисциплины как научного направления, зафиксированная в начале 70-х гг., когда приобрели авторитет периодические виктимологические издания, стали регулярными международные конференции по виктимологической проблематике, во многих странах сформировались виктимологические общества, а в 1979 г. на международном конгрессе было учреждено Всемирное общество виктимологов.

Среди других факторов нужно назвать новые импульсы к развитию, которые в это время получает «старшая сестра» виктимологии – криминология 6. С момента опубликования правительством Англии 22 февраля 1990 г. «Хартии жертв преступлений» эта дата объявлена международным днем поддержки жертв преступлений (к сожалению, Россия не присоединилась ко многим международным конвенциям и декларациям по виктимологии, поэтому указанная дата не отмечается у нас в стране) 7.

В СССР формирование виктимологии как самостоятельного научного направления началось в 60-е годы. В 1966 г. доцент Л.В. Франк, работавший в Таджикистане, опубликовал проблемную статью «Об изучении личности и поведения потерпевшего».

Необходимо отметить, что заслуги Франка перед виктимологией велики. Он первым сосредоточился на проблеме жертвы, выдвинул идею о формировании «виктимологии» как самостоятельной научной дисциплины. Параллельно с Л.В. Франком, в последующие годы и по настоящее время научной разработкой виктимологических проблем занимаются Д.В.

Ривман, В.В. Вандышев, В.Я. Рыбальская и др. Говоря об отечественной виктимологии, Кабанов П.А.

отмечает, что она … в большей степени исследует человека как основную составляющую всей совокупности жертв преступлений. Далее он обосновывает целесообразность именования той части виктимологии, которая изучает физических лиц как жертв преступления, криминальной антропологической виктимологией или

Текст книги «Психология поведения жертвы»

Из истории известны люди, для которых не было слова «невозможно» и которые всегда оказывались сильнее обстоятельств.

В то же время существуют и другие категории людей: те, кому хронически не везет, у кого всегда что-то не ладится; и те, кого Н.В. Гоголь относил к «лицам историческим» – когда бы и где бы они ни появлялись, с ними всегда происходят какие-то истории. Это положение в значительной мере учитывается в педагогике, которая разрабатывает систему подготовки молодых людей к трудным жизненным обстоятельствам.

По этому поводу еще Демокрит замечал, что при помощи правильного воспитания можно окружить стеной безопасности и самих детей, и их имущество.

В начале XX века предприимчивые бизнесмены, представители страховых компаний сумели извлечь из приведенных выше теоретических положений материальную выгоду. Они установили, что вероятность оказаться жертвой какого-либо несчастного случая у разных людей различная, поэтому крайне невыгодно заключать договоры страхования с теми, кто по своим личностным характеристикам предрасположен быть жертвой.

В 1917 году Георг Клейнфеллер опубликовал в немецком научном журнале результаты своих исследований о роли потерпевшего в механизме преступления. Он отметил, что немало преступлений обусловлено поведением потерпевшего. Однако вопросы виктимологии стали объектом научных, в первую очередь – криминологических, исследований лишь со времен Второй мировой войны.

В 1945 г. на Японию были сброшены две атомные бомбы.

В результате этих взрывов жертвами оказались одновременно тысячи человек.

Трагедия вышла за рамки индивидуальной, превратившись в национальное бедствие, что и подтолкнуло японских ученых к рассмотрению вопросов о причинах жертвенности. В том же году появились публикации по новому научному направлению – виктимологии.

Практически одновременно, хотя и с некоторой задержкой, исследования в области виктимологии начали проводиться в США и ряде европейских стран (Христенко, 2004). Создание виктимологии связано с именами Ганса фон Гентига (1888–1974) и Бенджамина Мендельсона (1900–1998).

1.2. Типы жертв и виды виктимности: соотношение понятий

В отечественной виктимологии наряду с термином «жертва» изначально используется термин «потерпевший», что в первую очередь относится к жертвам криминальных преступлений.

С начала возникновения виктимологии исследователи пытались классифицировать жертвы преступлений (Христенко, 2004).В литературе часто используется термин «виктимное поведение», что, строго говоря, означает «поведение жертвы».

Однако это понятие обычно используется для обозначения неправильного, неосторожного, аморального, провоцирующего и т.

д. поведения. Виктимной нередко именуют и саму личность, имея в виду, что в силу своих психологических и социальных характеристик она может стать жертвой преступления.Типичное поведение людей в определенных ситуациях есть выражение их внутренней сущности.

Каждый человек живет и действует в условиях определенной социальной системы, выполняя множество различных социальных ролей, представляющих динамическое выражение его социальных позиций, статусов.Специфика потерпевшего от преступления (жертвы) как социально-психологического типа заключается в том, что он является носителем внутренних психологических причин виктимного поведения, которые при определенных внешних обстоятельствах могут реализоваться в таком поведении на основе как негативных, так и положительных мотивов (Яковлев, 1971).В настоящее время существует несколько разработанных отечественными исследователями классификаций жертв преступлений. Однако до сих пор не разработано единой классификации.Так, например, B. C. Минская, классифицируя формы поведения жертвы, отмечает, что в большинстве случаев насильственных преступлений поведение потерпевшего являлось по существу провокацией этих преступлений.

В проведенных автором исследованиях убийств и причинения телесных повреждений вследствие отрицательного поведения потерпевших установлено, что непосредственно перед совершением преступления между потерпевшим и преступником в подавляющем большинстве случаев (95 %) происходила ссора.B.

C. Минская приводит классификацию поведения жертв преступлений в зависимости от степени его общественной опасности.

М. Мендельсон«Второе зрение» Скотта Фицджеральда

Рид, С.

Льюис, Э. Синклер, Р. Ларднер, Т.

Вулф, С. Фицджеральд, Дж. Стейнбек, А. Мальц. Не забыто творчество и Л. Стеффенса, Дж. Конроя, У. Фрэнка, Л.

Хьюза, М. Голда, Н. Олгрена, У. Кейтер, Дж. О’Хара, Э. Глэсгоу, Э. Уортон, Дж. Марканда. Как ни печально сложилась в дальнейшем идейная и творческая судьба Дж.

Дос Пассоса, Р. Райта, Дж. Фэррела или Дж.

Хербст, нужно сказать, что и они тогда создали ряд заметных произведений.

Один из крупных, но вместе с тем малоизученных советским литературоведением американских романистов, все творчество которого приходится как раз на 20—30-е годы, — Френсис Скотт Фицджеральд (1896—1940).

На протяжении долгого времени Фицджеральду вообще «не везло» в критике.

В 20-х годах он пользовался было в США шумной, но сомнительной славой как автор произведений несколько сенсационного характера. В следующем десятилетии известность писателя почти сошла на нет.

Даже в начале 50-х годов, когда этого прозаика уже не было в живых, автор одной из первых американских монографий о нем писал:

«…трудно с полной ясностью представить себе Фицджеральда серьезным писателем»

. Но вот прошло еще десятилетие, и в очередной большой работе о Фицджеральде, опубликованной в США, он охарактеризован как один из трех (наряду с Хемингуэем и Фолкнером)

«наиболее интересных и ценных американских прозаиков XX века»

.

Как же отнестись к этим противоречивым суждениям? Неужто большой интерес к писателю, возникший ныне на его родине (книги Фицджеральда, которые в конце его жизни, как он с тоскою отмечал, совсем не переиздавались, теперь стали относительно доступны читателям; опубликован ряд исследований о нем; собраны его письма и т.

д.), следует рассматривать лишь как преходящую моду? Каково место Фицджеральда в литературе США того периода, который Колдуэлл назвал «золотым веком»?

(Советский читатель до сих пор Скотта Фицджеральда почти не знает. На русском языке опубликованы лишь два-три рассказа писателя, сейчас выходит один из его романов — «Великий Гэтсби» в переводе Е.

Калашниковой).

Текст книги «Виктимология.

Психология поведения жертвы»

Таким образом, виктимология – это развивающееся комплексное учение о лицах, находящихся в кризисном состоянии (жертвах преступлений, стихийных бедствий, катастроф, различных форм насилия, аддиктивного поведения и т. д.), и мерах помощи таким жертвам (Туляков, 2003).

В узком смысле виктимология является частью криминологии. Криминальная виктимология изучает: ▪ социологические, психологические, правовые, нравственные и иные характеристики потерпевших, знание которых позволяет понять, в силу каких личностных, социально-ролевых или других причин они стали жертвой преступления; ▪ место потерпевших в механизме преступного поведения, в ситуациях, которые предшествовали или сопровождали такое поведение; ▪ отношения, связывающие преступника и жертву, причем как длительные, так и мгновенно сложившиеся, которые часто предшествуют преступному насилию; ▪ поведение жертвы после совершения преступления, что имеет значение не только для расследования преступлений и изобличения виновных, но и для предупреждения новых правонарушений с их стороны. Иными словами криминальная виктимология изучает: ▪ как соотносятся типичные характеристики различных преступлений с личностными качествами (пол, возраст, профессия и т.

д.) и поведением жертв (потерпевших); ▪ каковы колебания (сезонные, суточные, удельный вес в общей структуре преступности) различных преступлений в зависимости от изменений структуры преступности в том или ином регионе; ▪ как влияет на реальную возможность совершения преступления определенным, склонным к этому лицом обстановка, обеспечивающая его контакты с лицами большей или меньшей уязвимости; ▪ в какой мере влияет «примерка» к конкретной потенциальной жертве на выбор способа совершения преступления; ▪ что представляет и от чего зависит сам процесс выбора преступником жертвы; ▪ как в организационном плане обеспечить выявление лиц, которые с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами (потерпевшими); ▪ какие меры воздействия на потенциальные жертвы (включая и принудительные для лиц негативного поведения), непосредственно обеспечивающие их безопасность, необходимо использовать, включив в общую систему мер профилактики преступлений;

Книга: Психология поведения жертвы

Я включу это в свой опыт.Как правило, тот, кто получил негативное Я-послание, испытывает сильнейшее желание оправдаться. Как это ни тяжело, негативное Я-послание нужно включить в свой опыт: мы не хотели произвести такого воздействия на человека, но тем не менее произвели – он разочарован, обижен. Значит, мы все же что-то сделали не так, наше самовыражение было неточным.Сессия «неудовольствии» в тренинге обычно начинается вяло, участники недоуменно восклицают: «А где взять неудовольствия?» – и пожимают плечами.

Однако через некоторое время каждый вспоминает, что у него были и есть поводы для неудовольствия.

Постепенно атмосфера накаляется. Приходится прилагать усилия к тому, чтобы неукоснительно выполнялся ритуал упражнения. Если кому-то из участников хочется ответить, он может послать ответное неудовольствие, но в строгом соответствии с ритуалом.

Упражнение вовлекает всех, но вовлеченность эта далека от радостного чувства единения. Необходим следующий шаг. После того как все неудовольствия высказаны, группа переходит к обмену положительными Я-посланиями. Обычно группа облегченно вздыхает при этом переходе, чувствуется, что время такого перехода действительно пришло.

Освобождение от негативных чувств снимает блокировку с выражений положительных эмоций.После обмена положительными Я-посланиями группа обычно испытывает подъем. Мы пренебрегаем и собственными чувствами, и чувствами других. Между тем их можно использовать в терапии даже как чисто информационный сигнал.

Так, согласно представлениям адлерианской терапии, реакции терапевта до определенной степени отражают реакции других взрослых на поведение ребенка.Для того чтобы собственные чувства помогали психотерапии, необходимо научиться их осознавать и выражать.

На это и направлена сессия Я-посланий. Вначале многие участники даже не осознают, что, собственно, они чувствуют.

«Что я чувствую? Да ничего не чувствую… Нормально чувствую»

, – или: «Да нет у меня никаких чувств, просто… сижу».